Книги турецких писателей и книги о Турции



Сообщение
Автор
Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#61 Сообщение Лёля » 22 авг 2015, 08:39

элиза писал(а):так довольна, так довольна

:D :D :D
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
элиза
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 19785
Зарегистрирован: 16 ноя 2013, 20:41
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#62 Сообщение элиза » 26 авг 2015, 13:52

Герои сериала Пойраз Караэль активные читатели, но к сожалению, главного писателя сериала, и ,как считается, самого выдающего, Огуза Атая не перевели на русский, а известного прогрессивного писателя левого толка Али Саббахатина,мастера психологического романа, одну книгу перевели, даже быстрее, чем англичане, её перевод на англ. ожидается в 2016 году.Так что можете почитать, история любовная, действие происходит в Берлине
Али Сабахаттин - Мадонна в меховом манто
http://www.turkeyforfriends.com/_fr/28/ ... n-ali-.pdf

Али Саббахатин по профессии был учителем, работал в школе, он подвергался гонениям властей, сидел в тюрьме и был убит по приказу в 1948 году, когда собирался покинуть Турцию
Зрители на дешёвых местах могут похлопать, остальные могут потрясти бриллиантами.


Изображение

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#63 Сообщение Лёля » 26 авг 2015, 18:19

элиза
tt Мерсики, я ее как-то искала, но у них на форуме ее не было в активе. Все, хомячилло захомячил))) только вот формат этот я не лю..
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
tina.k
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 6459
Зарегистрирован: 04 авг 2014, 21:29
Репутация: 0

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#64 Сообщение tina.k » 01 окт 2015, 22:29

Вот сейчас дочитала "Туда без обратно" Эльчина Сафарли... ff
Тяжелая такая вещь... Даже не знаю, как ее воспринимать, как на нее реагировать... Слов нет. Жалко героиню? - Жалко по-женски, конечно, как любого человека в ее ситуации. А с другой стороны, как говорит автор "У каждого человека в жизни есть выбор", он его делает, строит свою жизнь, он в ответе за нее сам... Страшная судьба у героини, и жизнь ее - пустота, в конечном итоге... пустота в сердце, в душе, как коробка, как тело с глазами, существует, функционирует, но не живет. aasdff
Печально на самом деле. Не знаю, вроде ничего такого удивительно гениального нет в этом произведении, а вот след оставляет.
В общем, понравилось... Почитаю еще что-то из Сафарли...

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#65 Сообщение Лёля » 02 окт 2015, 05:35

Знаешь, мне из Сафарли только 2 книги пошли:"Туда без обратно" и "Сладкая соль Босфора".
В первой - история интересная, ну да тяжелая, но хотелось дочитать, было интересно и даже переживательно.."Сладкая соль.." меня поразила красотой языка, метафоричностью...но больше там собственно ничего нет. Нет главного - сюжета))) Остальное из Сафарли просто не идет - и все...У него такой язык красивый, витиеватый, метафоричный, какой-то ...как пословицы , мудрые высказывания...Но читаешь-читаешь...а все одно и то же...И вот не получается у меня больше им увлечься...Мне кажется, у него просто нет истории, которую он мог бы рассказать...и тогда он окутывает читателя своими метафорами))) Если чего найдешь у него стоящего, шепни)))
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
tina.k
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 6459
Зарегистрирован: 04 авг 2014, 21:29
Репутация: 0

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#66 Сообщение tina.k » 02 окт 2015, 08:22

Да,ты права,Лёлечка. Отсутствие сюжета нынче бич писательский. При всей метафоричности и витиеватости языка без добротной истории читателя не увлечь,ведь просто буквы читать никому не интересно. Как впрочем и примитивное чтиво - предложения из трех слов. Это при глупом сюжете совершенно неприемлемо! Многие писатели современные для маскировки собственной языковой бедности или отсутствия таланта, наверное,любят еще неологизмы свои изобретать,матом их пересыпая...ужас просто. Кризис во всем,не только в кино :D

Аватара пользователя
элиза
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 19785
Зарегистрирован: 16 ноя 2013, 20:41
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#67 Сообщение элиза » 16 окт 2015, 21:39

Лёля писал(а):И вот не получается у меня больше им увлечься..

а то разве он ещё что-то написал ? Я все прочла что было и согласна с твоим мнением, красиво,но все повести или, как их назвать ,похожи друг на друга,
только и поняла, что автор сам от себ пишет, он хорошо устроился в Стамбуле, с комфортом, еда вкусная, Босфор и времена года у него в друзьях, то есть на жизнь зарабатывает своими метафорами и витиеватостью.
Вот хотела спросить, у нас тоже пыталась читать как-то говорят гениальную писательницу роман ≪Стрекоза, увеличенная до размеров собаки≫ столько слов, dty dty dty я утонула в них и красивостей не было , бросила, а может зря? :-D :-D :-D
Попробую аудио книгу, Красная Пашечка тут отдыхает
http://audioknigi.club/slavnikova-olga- ... rov-sobaki
Зрители на дешёвых местах могут похлопать, остальные могут потрясти бриллиантами.


Изображение

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#68 Сообщение Лёля » 17 окт 2015, 02:44

Ты про Славникову? :-D :-D :-D Вот уж действительно, стрекоза, увеличенная до размеров собаки))) Прикинь, я ее прочла, давно , и благополучно забыла)))
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#69 Сообщение Лёля » 28 окт 2015, 20:21

Тереза Ревэй "Лейла. По ту сторону Босфора"
Ах, разве можно найти что-нибудь о Турции, чтобы без любви? Наверно, трудно. Мне пока не удалось.))) Эта книга заявлена как история любви. Да есть, конечно,кое-что о любви, но как-то эта линия вроде и не основная, и не побочная. Все сюжетные линии, на мой взгляд, равноправны. Писательница претендовала, как мне кажется, на широкоформатное полотно, но..но..но... не хватило глубины знаний описываемого объекта и широты охвата жизненных судеб.)) И в результате получилось весьма поверхностно, хотя вполне читабельно и неглупо.
Автор пытается рассказать об исторических событиях, которые последовали после поражения Турции в альянсе с Германией в первой мировой войне. Среди героев книги есть Ататюрк, создающий оппозицию, способную противостоять тем, кто стремиться раздробить Турцию и подчинить ее власти своих государств (Франция прежде всего). Лейла и ее брат Орхан оказываются среди активных борцов. История любви Лейлы к немецкому археологу и стороннику повстанческого движения переплетается с семейной историей французской семьи офицера-оккупанта и его русской любовницы, бежавшей от революции из России и спасающей своего мужа. Короче, всего понемногу.

Аннотация

История любви на берегах Босфора…Османская империя охвачена восстанием под предводительством легендарного Мустафы Кемаля. В это бурное время Лейла, молодая жена секретаря падишаха, полюбила чужеземца — немецкого археолога, сражающегося за свободу Турции. Их чувства запретны, ведь женщина пошла против традиций. Но любовь пылает жарче солнца, затмевая вековые предрассудки. Суждено ли влюбленным быть вместе?
Роскошный Стамбул охвачен восстанием. Во главе бунтовщиков — легендарный Мустафа Кемаль. И в эти бурные дни красавица Лейла, жена личного секретаря падишаха, полюбила чужеземца. Ханс нашел приют в ее доме. Впервые Лейла поняла, что значит быть любимой и желанной.
Но он неверный, чужестранец! Ей придется пойти против своей семьи, нарушить традиции, пожертвовать положением в обществе, потерять ребенка. Лейле грозит жестокое наказание, и, самое страшное, о ее запретной любви может узнать муж…
Отрывок
Стамбул, ноябрь 1918 года
Дом перевернут вверх дном, прочесаны десятки комнат, осмотрели мужское крыло дома, не забыли любимые потайные места Ахмета в саду. Все впустую, сына нигде нет. Лейла прижала руки к груди, словно удерживая сердце, которое вот-вот выскочит.

Частая деревянная решетка на окнах пропускала тусклый свет туманного облачного утра. Поверх ограды Лейла едва могла различить город, залитый опаловым светом, верхушки минаретов. По старому Стамбулу блуждали редкие прохожие, женщина видела их нечеткие силуэты. В этом городе легко заблудиться даже среди белого дня под сияющим солнцем.

«Ахмет, мальчик мой, где же ты?» У нее пересохло в горле и стучало в висках. И она волновалась не без оснований. Этот неспокойный, подверженный опустошительным пожарам и землетрясениям город не жалел ни невинных созданий, ни алчных людей. Стамбул не был похож на другие поселения, с давних времен его пытались покорить, и эта жажда в сердцах завоевателей до сих пор не утихла. Именно поэтому Лейла переживала. По телу женщины пробежала дрожь, и старая служанка тотчас же накинула ей на плечи шаль. Перед хозяйкой стояли две бледные от страха женщины. Они не справились со своей работой.

— Нам очень жаль, Лейла-ханым[1], — пролепетала прерывающимся от слез голосом бывшая кормилица Ахмета. Сейчас она присматривала за малышкой Перихан, которая была младше брата на два года.

Лейла подняла руку, прерывая их жалобные сетования. Ей нужно подумать. Она ни секунды не сомневалась, что сын убежал смотреть на военные корабли Антанты. Суда швартовались сейчас на берегах пролива Босфор. Весь Стамбул шумел от возмущения с тех пор, как сюда вторглись неверные — англичане, французы, итальянцы и даже греки, что было для турок крайним унижением. Но Османская империя пала. Тридцатого октября было подписано перемирие с Англией. Прошло много лет, пока закончилась Великая Война, но османы вели постоянные войны. Когда Лейла была еще ребенком, она видела, как во дворах мечетей укрывали беженцев и целые семьи, которых преследовали ставленники гибнущей Порты. Лейле казалось, что ее народ никогда не перестанет страдать.

— Я должна отправиться на поиски, — заявила она, поднимаясь на ноги.

— В одиночку, Лейла-ханым? — воскликнула верная Фериде.

— Ему всего семь, и я — его мать.

Пока Лейла умывалась, прислуга поспешила свернуть шелковые покрывала и матрас, которые каждый вечер расстилали на ковре в качестве постели. Лицо хозяйки освежили прохладной водой и тщательно протерли тело, после чего заплели волосы. Лейла пыталась успокоиться, но в голову лезли сумасбродные мысли. Ахмет совсем не похож на отца, мальчик импульсивный, самостоятельный и смышленый. Он не станет разговаривать с иностранцами и не пойдет за незнакомым человеком. Как только он удовлетворит свое любопытство, сразу же вернется. Но сможет ли он найти дорогу домой? Этот город — запутанный лабиринт. Хотя Лейла и родилась в Стамбуле, она плохо его знала, так как редко решалась выйти за ограду, тем более в одиночестве. Женщин воспитывали дома, рано выдавали замуж. Всю свою жизнь представительницы ее круга проводили в стенах своих владений. Внешний мир для них был двойственен: привлекательный и опасный. Лейлой овладело чувство беспомощности при мысли, что ее мальчик попал в этот враждебный мир, о котором она толком ничего не знала. Она ощущала вечную нервную дрожь столицы, которую прорезали стремительные воды Босфора, — многонациональный город с разношерстным народом, где говорили на всех языках. По другую сторону бухты Золотой Рог находились французские кварталы, там даже время шло иначе. Этот город, снедаемый крупными и мелкими склоками, раздорами, место тысяч преступлений и правонарушений, на грани завоевания иностранными войсками… Она поджала губы. И речи быть не может! Она не выдаст своего смятения.

Наконец одевание завершилось. Ее завернули в черную шелковую чадру[2]. Юбка достигала щиколоток, никаб[3] прикрывал волосы и плечи, доходя до талии. Впервые у Лейлы появилось ощущение, что ее чадра превратилась в доспехи.

— Кто должен вас сопровождать, Лейла-ханым? — спросила Фериде. Она жалела, что уже давно не в том возрасте, чтобы поспевать за хозяйкой.

— В этом нет необходимости. Если понадобится, я пойду одна.

— Одна? — сдавленным голосом переспросила старуха и дрожащими пальцами помогла хозяйке заколоть никаб.

— Самое главное — найти Ахмета, разве не так?

Лейла вылетела из комнаты, преследуемая служанками, бормочущими советы и мольбы. Они заклинали от несчастья, отгоняя злых духов, которые проникли в дом и похитили молодого хозяина. Было очень рано, и весь дом спал. «Благослови меня», — сказала про себя Лейла и начала усердно молиться, восхваляя имя Аллаха, моля о том, чтобы сын нашелся до того, как о происшествии узнает Гюльбахар-ханым, ее свекровь.

Отзывы (беру там, где найдутся)

Тина Вален: Хорошо написанный роман, с тщательно проработанным историческим фоном. Этого у автора не отнять. Но на ЛР эта книга и не похожа. Скорее, проза с элементами ЛР.
Лейла - замужняя турчанка, мать двоих детей. Ее муж секретарь падишаха, приверженец старой власти, а Лейла мечтает о переменах. Она принадлежит к "новым" восточным женщинам, которые мечтают если не сравняться с мужчинами, то хотя бы выйти из их тени. Лейла пишет статьи в газету, принимает участие в политической жизни и влюбляется в бунтовщика Ханса.
Любовная линия слабая, нет накала чувств, эмоций, страсти. Все как-то холодно. Даже муж Лейлы больше эмоций проявил, чем Ханс. А уж финал романа вообще добил. Зачем лишать читателя ХЭ буквально на последних страницах?
А в целом, роман понравился. На 4 балла (4) [09.04.15 07:53]

kukusia: Совсем другого я ожидала после такой аннотации – в который раз повелась и потому разочарована. Я ждала историю большой любви на восточный манер, а в романе больше внимания уделено политике, войне, борьбе за свободу. Это не плохо – книга написана хорошо, есть много сильных моментов, но, повторюсь, ждала я от нее совсем другого. Так же не понравилась мне героиня. Лейла сильная, стремящаяся к независимости женщина, но ее приоритеты мне трудно понять. Ее любовь к Хансу не понятно от куда взялась. Автор преподносит это как внезапную вспышку, озарение – одним словом, с первого взгляда и прикосновения. Не поверила я… Да и к мужу ее у меня больше сочувствия, чем к любовнику, несмотря на то, как подло он поступил в истории с второй женой. Сам стиль автора очень неторопливый и размеренный. Я уже привыкла к такому, прочитав ранее два других ее романа, но это, все же не для меня. Порой я просто заставляла себя читать дальше… За роман поставлю твердое «4».

ссыль http://paraknig.ru/view/305718
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#70 Сообщение Лёля » 08 ноя 2015, 16:28

Назым Хикмет "Жизнь прекрасна,братец мой"

В газете "Известия" за 8 ноября 2015 г. вышла статья "Спустя полвека Назым Хикмет освободился от цензуры". Она об издании без купюр последнего романа турецкого писателя-коммуниста. Впрочем читайте статью сами, если интересно..http://izvestia.ru/news/555250 а я напишу про роман...
Аннотация
Этот роман написан более полувека назад о событиях, которым уже почти сто лет, – речь идет о русской революции и о становлении молодой Турецкой Республики.

Однако за чтением этой трагической, полной любви и страсти книги понимаешь, что величие писателя – в том, чтобы, описывая события истории, говорить о вневременном. И что грандиозные политические катаклизмы – в России или в Турции, в начале XX или XXI века – можно понять только как часть большой, общей истории народов. Истории, в которой каждая человеческая судьба звучит своей, полной боли и радости, мелодией – так, как это происходит в романах Назыма Хикмета – крупнейшего турецкого писателя, чье творчество, без всякого сомнения, входит в золотой запас мировой культуры.

Отрывок
Они вошли в вымощенный камнем дворик, девушка-служанка – впереди, Ахмед – следом. Там было просторно, прохладно, сумрачно. С чего вдруг девушка идет на цыпочках? В доме кто-то болен, что ли? Я-то с какой стати так крадусь? Будто разбудить боюсь кого-то, черт побери. Ахмед принялся стучать каблуками по каменным плитам. Назло.

Вошли в большую гостиную. Здесь было еще темнее, чем во дворе.

– Бей-эфенди велел вам подождать. Они обедают.

Ахмед сел в одно из огромных кресел в льняных чехлах. Я-то знаю, что под этим чехлом: позолоченная резьба, красный бархат. Как у моего деда в ялы[1]в Юскюдаре[2].

Справа стена из матового стекла, за ней – столовая. А мне так есть хочется! У Ахмеда сосало под ложечкой не столько от запаха пищи, сколько от звона вилок и ножей. Напротив – ореховый буфет с одним, двумя, тремя, четырьмя, пятью… пятью ящиками… Отражаясь в зеркале буфета, я то жмурюсь, то широко раскрываю глаза. А еще чешу нос. Тереблю свои тонкие усы (если скажу, что усы у меня – щегольские, это что – будет хвастовством?). Черт побери.

– Милости просим, Ахмед-бей, мальчик мой.

Ахмед поднялся.

– Рад тебя видеть, дядя!

Шюкрю-бей был седовласый, худощавый и высокий.


Последний раз Ахмед виделся с мужем своей тетки Шюкрю-беем в Москве, зимой 1923 года, около двух лет назад. Шюкрю-бей приехал в Москву по каким-то делам, связанным с продажей ковров, был неизвестно из-за чего арестован и сказал, что он – родственник Ахмеда, который учился тогда в университете. Как-то вечером, часов около семи, Ахмеду звонят из ЧК. Да, мой родственник, сказал я, да, из бывших иттихадистов[3].

Он не шпион, нет. Не думаю. Поручиться за него могу. Через час Шюкрю-бея привозят к Ахмеду в комнату. Кое-как насобирав денег на угощения, я накрыл отличный стол: от водки до черной икры. Шюкрю-бей ест-пьет и приговаривает: «Ахмед-бей, сынок мой, не забыть мне твою доброту до конца дней моих».

– Как ты, Ахмед, дорогой?

– Спасибо, тетя, хорошо.

Тетя Джамиля все еще красива. Так бы выглядела самка шайтана, если бы существовала. Вот такой была красота тети Джамили.

В детстве я был влюблен в тетю Джамилю. А она до сих пор всем рассказывает, как мыла меня, трехлетнего, зажав ногами, в хамаме дедова ялы в Юскюдаре. А я до сих пор краснею.

Шюкрю-бей кашлянул.

– Прости, что спрашиваю, сынок Ахмед-бей, но не сообщите ли вы, зачем вы пожаловали в Измир?

– Я, дядя, думал, что смогу найти здесь работу. Какую-нибудь, любую. Любую, какую смогу выполнять… В Стамбуле работу не найти.

Шюкрю-бей опять кашлянул. Знаю, что он сейчас скажет.

– Ахмед-бей, сынок, Аллах свидетель, не забыл я вашу доброту. – Вдруг он сделал нечто неожиданное: подойдя к правому окну и знаком подозвав меня, он слегка приподнял занавеску. Над садовым забором, сквозь ветви залитой солнцем магнолии, виднелась улица. – Взгляните на того типа, что сидит на корточках на противоположном углу. На того попрошайку. Скотина из тайной полиции… За мной следят. Твоему дяде не дают покоя, дорогой Ахмед. Он давно уже забыл о политике, а они все за ним бегают. Возвращайтесь в Стамбул, Ахмед-бей, сынок. Пусть тут все немного уляжется, я вам пошлю весточку. Если у вас нет денег на обратную дорогу, я вам дам. Я вам должен еще с Москвы.

– У меня есть деньги.

– А ваши газеты что, все позакрывали?

– Позакрывали.

– И что, начались аресты и ваших всех забрали?

– Нет.

– Ваша фотография, наверное, уже есть в здешней полиции.

– Не думаю.

– Есть, наверняка есть. Если станет известно, что вы приходили ко мне, пропали мы оба. Арестуют всех, и ваших тоже. И меня отдадут в «Суд независимости»[4]. Отдадут.


Оказавшись за калиткой, Ахмед зажмурился от яркого солнца. Он свернул влево, чтобы не проходить мимо попрошайки на углу. Неужели этот тип и в самом деле шпик? Или Шюкрю-бей выдумал это, лишь бы спровадить меня?

Отзывы
отсюда http://www.livelib.ru/
"Жизнь прекрасна, братец мой" - не переиздававшийся с советских времен великолепный роман Хикмета в новом переводе Аполлинарии Аврутиной, через чьи руки прошли творения Орхана Памука, Бильге Карасу, Сабахаттина Али, Перихан Магден и Ахмеда Танпынара.

В советское время роману дали название на немецкий манер - "Романтика"/"Die Romantiker" (Аврутина перевела практически дословно). Отчасти это близко по смыслу. Герои романа - этакие неунывающие коммунисты-романтики, а досталось им достаточно от правительства.
Ах ты черт побери, думаю я, глядя на Аннушку, самое позднее через двадцать дней я уеду и никогда не увижу этот лоб, эти волосы, эти губы, этот нос, эти глаза. Мы умрем друг для друга. Даже в постели мы не были так близки, как сегодня ночью. И вот эту близость, близость двоих людей, эту вселяющую доверие близость, от которой слезы наворачиваются на глаза, я больше никогда не испытаю. Я знаю: все эти мои мысли — романтика. И вся моя жизнь, уже много лет, — тоже романтика. И жизнь Керима, и жизни других, еще не знакомых мне людей, с которыми мы обязательно познакомимся, — тоже. Жизнь Субхи, и жизнь Петросяна, жизнь Маруси и Аннушки — романтика. Романтика временами мучительная и кровавая. Романтика Красного всадника, мчащегося в бой на коне. Куда мчится он? Чаще всего — на смерть. На смерть — чтобы жить. Жить еще красивее, еще справедливее, еще полнее, еще глубже.
Время действия романа 20-е/30-е (немного 40-х) гг. В мире быстрыми темпами распространялся коммунизм, а в самой Турции продолжалось усиление националистического правительства Ататюрка. Активно преследовались левые, в частности герои романа - Ахмед и Измаил. И вот тут самое интересное. Измаилу досталось более всего - тюрьмы, пытки, но он пронес свой идеал справедливости через всю жизнь. В этом он мне сильно напомнил конрадовского Джима. Трагичные события героями принимаются с долей оптимизма, и, пожалуй, это главное, что помогло им не сломаться.

Также интересно, что задолго до Памука, Хикмет уже указывал на геноцид армян:
— Если хотите, я уйду.
— Что толку, что ты уйдешь? Разве мало мы, армяне, терпели от этих самых турок? Вы нас искромсали, как фарш.
И все же, несмотря на такие болезненные темы, роман увлекателен и оптимистичен, поэтому может понравится широкой аудитории.

Впечатления.
Хотелось почитать что-нибудь турецкого, но посерьезнее, чем просто о любовном романе. Ну кто ищет, тот найдет. Прочиталось с интересом. ДО этого я Хикмета не читала. Непохожа книга на привычные нам произведения о коммунистах, хотя тут и о борьбе, и о тюрьмах, и о верности идее, и о преследовании властями, и о первичности борьбы перед личной жизнью и любовью. Но почему-то герой все время вспоминает свою любовь, оставленную из необходимости борьбы за бедных. Какая-то все же грустная книга...Не пессимистичная, но грустная.
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
Ируся
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 52915
Зарегистрирован: 16 ноя 2013, 20:30
Репутация: 5
Откуда: Питер

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#71 Сообщение Ируся » 16 ноя 2015, 17:50

http://mk-turkey.ru/culture/2015/11/05/ ... chest.html

10 романов турецкой литературы, которые обязательно стоит прочесть

Основоположником турецкого романа стал Шемсеттин Сами, написавший в 1872 году «Любовь Талата и Фитнат».

Таким образом можно сказать, что традиция турецкого романа насчитывает порядка 150 лет. По причине того, что стиль романа очень отличался от привычных в те времена произведений, этот жанр долгое время был чуждым для турок. Однако со временем и в турецкой литературе появились превосходные образцы этого жанра, которые с легкостью можно назвать шедеврами.

Здесь мы решили собрать произведения, написанные за последние 150 лет и ставшие классикой турецкой литературы. Мы предлагаем вашему вниманию десять романов, которые непременно стоит прочитать.

1. «Сентябрь» (1901) Мехмет Рауф
Изображение


Мехмет Рауф является одним из самых значимых писателей-романистов литературного направления Serveti funun («Богатство наук»), родоначальником которого стал одноименный турецкий литературный журнал, выходивший в Стамбуле в 1891–1944 годах и защищавший западническую позицию, вокруг которого группировались писатели, создавшие так называемую новую литературу.

Роман «Сентябрь» исследователи турецкой литературы назвали первым образцом психологического романа. Произведение вобрало в себя не только мелкую сатиру, но и сильное чувство прекрасного. Это один из тех редких романов в турецкой литературе, который способен противостоять времени… Автор, используя тонкие психологические приёмы, рассказывает историю безнадёжной любви и открывает перед читателем душевное состояние героев произведения. Читая эту книгу, мы видим перспективы старого Стамбула, наряды того времени. В деталях видим жизнь семей, властвовавших в особняках, и, самое главное, становимся свидетелями искренних и тёплых чувств.

2. «Особняк сдаётся» (1922) Якуп Кадри Караосманоглу
Изображение


В своём первом романе «Особняк сдаётся» Якуб Кадри Караосманоглу, взяв за основу концепцию социального растворения, рассказывает о разрушении одного дома. Различия во мнениях, чувствах и мировоззрении разных поколений особенно ярко проявляются на фоне начавшегося процесса вестернизации общества. Жители выставленного на продажу особняка из-за случившихся перемен оказались в совершенно разных местах. Живя во времена перехода от Танзимата к Конституции, герои романа перестают быть сдержанными и честными людьми. Сменив феску на фрак, они превращаются в представителей «лицемерного, подхалимного и вульгарного поколения, натянувшего на спину сюртуки».

3. «Палата в девятой хирургии» (1930) Пеями Сафа
Изображение

Этот во многом автобиографический роман благодаря сильной психологической стороне, ненавязчиво проведенному социальному анализу и стилю, задевающему за живое, является одним из самых значимых произведений как самого Пеями Сафа, так и турецкой литературы в целом.

Роман Пеями Сафа рассказывает о длительной болезни 13-летнего подростка, об отношениях между его телом и духом.

Потерявший отца в двухлетнем возрасте и испытывающий сложности из-за многолетней болезни костей, Пеями Сафа пережил гораздо более сильные потрясения, чем в состоянии выдержать ребёнок, и в итоге замкнулся в себе. Роман «Палата в девятой хирургии» – результат этих накопленных страданий, произведение, рассказывающее об отношениях между телом и душой.

4. «Чужак» (1932) Якуп Кадри Караосманоглу
Изображение

Уникальность романа Якупа Кадри «Чужак» заключается в том, что впервые в произведении был представлен взгляд из Анатолии. Действие разворачивается в районе реки Порсук в Центральной Анатолии. «Чужака» Якупа Кадри можно охарактеризовать как реалистический роман. Он раскрывает представление героя-интеллигента о крестьянах, положении в деревне и его отношение к национальной борьбе в анатолийской деревне в период после завершения Первой мировой войны и до окончания битвы при Сакарье. Писатель сам говорил о своем творении следующее: «Это произведение из глубин моей сущности, оно словно само по себе вырвалось по частям из моей души».

5. «Юсуф из Куюджака» (1937) Сабахаттин Али
Изображение


В романе Сабахаттина Али жизнь города и деревни показана через призму внутреннего мира, одиночества и ценностей отдельно взятого индивидуума. В произведении критике подвергается несправедливый порядок, который установили в городе его почётные граждане и бюрократия. Произведение стало первым романом в турецкой литературе, раскрывающим тему социального бунта и «благородных разбойников» – эшкия – тех, кто, совершив какой-либо уголовно наказуемый проступок, уходил в горы с оружием в руках и скрывался от преследования. Произведение должно было стать частью трилогии, но автор не успел осуществить задуманное.

6. «Тощий Мемед» (1955) Яшар Кемаль
Изображение


«Тощий Мемед» – «эпический роман» Яшара Кемаля, ушедшего от нас совсем недавно – всегда занимал особое место в сознании читателей благодаря великолепному турецкому языку и сюжету, вызывающему всплеск эмоций и энтузиазма. Четырёхтомный роман «Тощий Мемед», на написание которого у автора ушло 32 года, рассказывает историю Мемеда, жителя местечка Чукурова, восставшего против режима. Книга описывает отношения между людьми, природу и краски этого края. Если говорить словами самого Яшара Кемаля, это роман о человеке, «который уже родился c чувством протеста внутри».

7. «Институт по настройке часов» (1961) Ахмет Хамди Танпынар

Изображение

Первый турецкий писатель-модернист Танпынар является не только автором романов, но и историком литературы. Он, как мыслитель, внёс огромный вклад в турецкий интеллектуальный мир. Роман «Институт по настройке часов» – это великолепное аллегорическое произведение, в основу которого положен конфликт Востока и Запада, уже 200 лет составляющий проблему для турецкой культуры. «Институт по настройке часов», бесспорно, является одним из сильнейших романов турецкой литературы. Повествование в сочетании со свойственным Ахмету Хамди Танпынару символистским стилем изложения, меняется по ходу событий. В романе подчёркивается значение, которое люди придают популярности и деньгам, и то, как неожиданно может поменяться человек.

8. «Проигравшие» (1971-72) Огуз Атай
Изображение


Роман «Проигравшие» – это одно из самых значимых произведений турецкой литературы. Великий турецкий критик Берна Моран охарактеризовал этот роман Огуза Атая как «своего рода вызов, брошенный посредством содержания и формы изложения». По мнению Морана, чувство юмора Огуза Атая и его чувствительность, используемые технические тонкости, характерные для романа «Проигравшие», свидетельствуют о великом таланте писателя. Присущая этому произведению безукоризненность вывела турецкий роман на мировой уровень и многое ему дала. Атай умело высмеивает мелочный буржуазный мирок и его ценности. Автор отвергает этот мир и раскрывает в своём романе те чувства, которые он испытывает к «проигравшим».

9. «Отель «Родина» (1973) Юсуф Атылган
Изображение


«Отель «Родина» является вторым по счёту романом одного из самых значимых турецких писателей-модернистов Юсуфа Атылгана. В основе сюжета лежит мироощущение главного героя (можно даже сказать, единственного героя) Зеберджета. Анализ и разбор внутреннего мира Зеберджета и его самоубийства ставит эту книгу на особое место в турецкой литературе. В 1986 году Омер Кавур снял по книге одноименный фильм, который оказался не менее популярен, чем само произведение. Роман начинается с того, что ночью в отель запоздалым поездом до Анкары приезжает дама, но на следующий день она его покидает, обещая вернуться. Этот визит пробудил в Зеберджете «чувство истинной любви и желание обладать женщиной, с которой он мог бы жить».

10. «Чёрная книга» (1990) Орхан Памук
Изображение


Шедевр лауреата Нобелевской премии Орхана Памука «Чёрная книга», в отношении которой были написаны не менее десятка критических статей и книг, отличается многослойностью и сочетанием различных описательных методов. В книге Стамбул предстаёт нашему взору как литературный город мирового масштаба, как сказка, история, как живое существо. Восточная манера повествования вплетает каждого человека, здание, событие в канву жизни города. Ввиду всего этого роман занимает прочное место в турецкой литературе и его непременно стоит прочитать.
МК-Турция, Мухамедзянова Нукрия
Изображение

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#72 Сообщение Лёля » 17 ноя 2015, 11:06

Ируся
спасибки, поискала все это...неудачка((( на русском языке только Сабахаттин Али, Памук, Кемаль....остального нет, не нашла((( бум искать... :-D
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#73 Сообщение Лёля » 27 ноя 2015, 15:17

Витольд Шабловский
"Убийца из города абрикосов. Незнакомая Турция – о чем молчат путеводители"


Аннотация

В сборнике очерков о современной Турции польский журналист Витольд Шабловский пишет о стране, о существовании которой вряд ли подозревают сотни тысяч ежегодно устремляющихся туда туристов. Пятизвездочные отели, которые с недавних пор нанимают специальных людей для поиска тел утонувших нелегальных эмигрантов. Арарат, на склонах которого собираются курдские партизаны. Премьер-министр Эрдоган, сумевший добиться небывалого экономического роста, но укрепивший позиции турецких исламистов. Знаменитый террорист Али Агджа, стрелявший в Иоанна Павла II и получивший прощение папы. Нелегальные мигранты, мечтающие о Европе и готовые на все. Врач-сексолог, ратующий за сексуальное образование в Турции. Бывшие турецкие проститутки, проданные в публичные дома собственными мужьями и баллотирующиеся в парламент, чтобы рассказать правду о секс-индустрии в Турции. Женщина, приговоренная собственной семьей к смерти из-за ложного обвинения в измене мужу…

Книга “Убийца из города абрикосов” получила премию британского ПЕН-клуба, премию Европейского парламента в области журналистики, в 2011 году номинировалась на самую престижную польскую литературную премию Nike, а американский журнал World Literature Today включил ее в список семидесяти пяти лучших переводных книг, изданных в США в 2013 году.

Отрывок
(хочется эту главу процитировать полностью..она освещает тему, остро затронутую в любимом мною сериале)

“Это из любви к тебе, сестра”

1
Хатидже прикрывает рукой рот, словно боится, что из нее посыплются слова. Она не хочет говорить. Она никогда ни с кем об этом не говорила. И не собиралась.

Я убеждаю ее, что ей ничего не грозит.

Но дело не в страхе. Хатидже попросту не знает, как рассказывать о том, что ей довелось пережить.

Как рассказать об отце? Во всем мире отцы любят своих дочерей.

Отец Хатидже хотел ее убить.

Как рассказать о матери? Мать должна защитить дочь собственным телом.

Мать Хатидже кричала мужу: “Когда ты наконец убьешь эту шлюху?!”

Как рассказать о брате, который пришел в ее дом с ножом?

О сестре, с которой с малых лет они спали в одной кровати и которая не захотела ее предостеречь?

Если бы муж Хатидже, Ахмет, не был сильным человеком, ее бы уже не было в живых.

Мы встречаемся в их доме. Уславливаемся, что, если они будут не в состоянии говорить, я не стану настаивать.

Хатидже встречает меня в шароварах с восточным узором. На голове у нее платок, плотно прикрывающий волосы. У Ахмета пышные усы, на нем фланелевая рубашка в клетку. Обоим по двадцать два года. Они вместе пять лет. Их брак, как и почти все браки в деревне, заранее устроили родители. Но они очень счастливы.

Обстановка в их квартире — два стула, топчан да ковер на стене. На большее они пока не заработали. Детей нет. Они живут возле рынка, где можно купить фисташки, арбузы, сыр и хлеб. Ахмет там работает, продает мед. У них есть друзья. Они начали новую жизнь.

Старая жизнь закончилась четыре года назад, когда Ахмет пошел в армию. Хатидже должна была на это время переселиться к его тете. Тетя — вдова, живет с сыном, казалось бы, лучше не придумаешь. Женщина на востоке Турции не должна жить одна. Это аморально.

Проблема была в том, что на следующий день после отъезда Ахмета в дверь Хатидже постучал второй сын тети, Абдулла. Он не должен был этого делать. Хатидже велела ему уходить.

Он ушел, но через день вернулся. Начал дергать дверную ручку, орал:

— Открой, не то убью!

Хатидже будто остолбенела. Она не знала, как быть. Кричать? Абдулла сделает вид, что не понимает, о чем речь. Он никогда не признается. Сказать тете? Всевышний Аллах! Да кто ж поверит женщине?!

Хатидже изо всех сил держала дверь, и Абдулла сдался. Но на следующий день решил отомстить.

2
Диярбакыр сверху похож на блин с вздувшимися воздушными пузырьками. Кое-где виднеются темно-коричневые осколки. Когда самолет снижается, я вижу, что это камни, разбросанные так, словно они выросли из-под земли.

По краям этой равнины протянулись голубые нити Тигра и Евфрата, служивших некогда границами Месопотамии. Здесь зародилась первая цивилизация. Здесь в давние времена искали следы библейского Эдема. Совсем рядом появились на свет патриархи Авраам и Ной.

Проблема, о которой пойдет речь, наверняка существовала уже в те времена.

Въезд в город — в стене из черного кирпича. Ее построили византийцы больше тысячи лет назад. Если верить путеводителю, то это вторая после Великой Китайской самая знаменитая стена в мире. Сюда должны бы приезжать тысячи туристов. Но не приезжают. У Диярбакыра дурная слава. Это столица страны, которой нет, — Курдистана. Страны людей, готовых с оружием в руках бороться за ее появление на карте.

Еще несколько лет назад большой бизнес обходил этот город стороной. Но с тех пор, как курды перестали подкладывать бомбы, а армия — обстреливать близлежащие села, предприимчивые бизнесмены добрались и сюда. В городе миллион жителей. Главной пешеходной улицы не постыдился бы ни один европейский город. Современные магазины, дорогие рестораны. С каждым месяцем их становится все больше и больше — демон потребления обосновался в Диярбакыре навсегда.

И только пожилые мужчины с бородами патриархов не принимают в этом участия. Они сидят в тени деревьев возле мечетей и ворчат. Они не любят телевидения, мобильных телефонов, джинсов, коротких юбок, школ и газет. Не любят ничего, что вносит сумятицу в их размеренную жизнь. И ничего, что подвергает сомнению их извечные принципы.

3
Каждый год на востоке Турции находят убитыми несколько десятков девушек. Многие погибают при невыясненных или странных обстоятельствах. Это жертвы убийств в защиту чести семьи — традиции, которая велит родственникам убивать женщин, запятнавших честь рода.

Айше Гёккан, журналистка курдского телевидения, пишет книгу об убийствах чести:

— Здесь культура основана на доминировании мужчин. За любой попыткой сопротивления неминуемо следует расплата.

Айше Фиген Зейбек представляет организацию Kamer, которая борется с насилием в семьях:

— Этой неписаной традиции несколько тысяч лет. Границы ее размыты. Порой прощается даже супружеская измена. При этом можно умереть за одно лишь желание носить джинсы.

— Что-что?

— Погибают девушки, которые хотят быть независимыми. В последние годы нужда заставила многие семьи перебраться из деревень в Диярбакыр. Для многих это как перенестись из Средневековья в современность. Сильнейший шок, прежде всего для девушек.

— Почему?

— Они оказываются в центре глобальной деревни. Мобильные телефоны, интернет, MTV. Они видят ровесниц, которым позволено выходить из дома без сопровождения мужчины. Которые могут красиво одеваться, а не ходить замотанными в платок и в шароварах. Которые могут встречаться с парнями до свадьбы. И вчерашние селянки хотят жить как они.

Их отцы тоже в растерянности. Уследить за дочерью в деревне просто. В городе — Аллах знает, что ей может взбрести в голову. А дочь, вместо того чтобы сидеть дома, как ее мать, бабка и прабабка, приходит и говорит: хочу в кино, хочу на прогулку, хочу новые туфли. Чаще всего гибнут лучшие девушки, самые открытые, самые смелые.

В тот день, когда я смотрел из самолета на Месопотамию, в Шанлыурфе отец убил дочь. Почему? Потому что она отправила на радио эсэмэс с поздравлениями для своего парня. В эфире прозвучали ее имя и фамилия. Отец решил, что она уже лишилась невинности.

Двумя неделями ранее в городке Сильван муж убил жену. Семье сказал, что на момент заключения брака она не была девственницей. Родители признали, что он поступил правильно.

4
Когда Абдулла рвался к Хатидже, в ста километрах от них разыгрывалась другая драма. В деревне Ялым неподалеку от Мардина, красивейшей древней крепости, тридцатипятилетнюю Шемсе Аллак изнасиловал пятидесятипятилетний мужчина.

Люди говорят, что Шемсе была немного сумасшедшей. Хозяин магазина в Мардине утверждает, что она была умственно отсталая.

Но возможно, речь идет о другом виде безумия. Учительница ткачества, хорошо знавшая Шемсе, говорит, что та не хотела выходить замуж. Поэтому люди из деревни сочли ее ненормальной.

Насильника звали Халил Аджил. У него была жена и двое детей. Он жил на окраине деревни. За его домом начинались поля, усыпанные камнями.

Шемсе жила с отцом, матерью и братьями ближе к центру, около дороги, ведущей к мечети. Возвращаясь с поля, она каждый день проходила мимо дома Халила. Злые языки говорят, что Халил ее не насиловал. Что Шемсе давно с ним спала, а байку про изнасилование выдумала, узнав, что беременна. Но, кроме сплетен, ничто не подтверждает этой версии — ни следствие, проведенное полицией, ни женские организации.

Неизвестно, нравилась ли Шемсе Халилу. Одни говорят, что он был давно в нее влюблен. Другие — что он думал, будто ему все сойдет с рук. Мол, даже если Шемсе расскажет о насилии, никто не поверит сумасшедшей.

Когда Шемсе забеременела, ее родные пришли к Халилу и сказали: “Либо ты на ней женишься, либо мы убьем и ее, и тебя”. Мужчина уже был женат. Но ему предложили мусульманский брак.

В присутствии государственного чиновника можно взять в жены только одну женщину. В присутствии слуги божьего имама — двух или трех.

Халил готов был согласиться, но семья Шемсе потребовала несколько тысяч турецких лир в придачу. У Халила столько не было. Братьям пришлось уйти ни с чем.

Но и они, и Халил знали, что этим все не кончится. Любящая семья всегда защищает честь своих дочерей.

5
Корни убийств чести отыскать невозможно. Скорее всего, такие убийства связаны с племенными традициями кочевников. Отец мог получить за дочь выкуп, только если та была девственницей. Если нет, муж отсылал ее обратно к родителям. Мало того что она позорила семью, так еще и приходилось ее содержать. Для кочевников количество голодных ртов в семье было жизненно важно. Выкуп тоже. Вероятно, говорят ученые, именно поэтому кочевники начали убивать своих дочерей.

Убивали также женщин, желающих развестись, ведь в этом случае приходилось возвращать выкуп. Убивали и тех, кто не хотел выходить замуж за того, кого выбрали родители.

Айше Фиген Зейбек из организации Kamer говорит:

— Трагическая смерть Шемсе Аллак потрясла всю Турцию. Над ее могилой мы довольно дерзко озвучили нашу программу. Каждой женщине, которая к нам обратится, мы гарантируем жизнь.

— И чего удалось добиться?

— Начиная с 2003 года мы спасли почти 150 девушек. Если семья твердо намерена совершить убийство, мы ищем девушке убежище в другом городе. Отправляем ее туда и помогаем начать новую жизнь. Вся информация держится в строжайшей тайне, поскольку некоторые кланы обладают большими средствами и возможностями. Два года назад дочь одного из глав клана убежала с парнем. За ней гнались на двадцати машинах. Искали во всех больших городах. Нашли, но она успела сбежать от убийцы через окно, и с тех пор никто не знает, что с ней.

— Как вы узнаёте, насколько серьезно настроена семья?

— Среди нас есть психолог. Он оценивает, можно ли доверять родственникам, если они обещают не убивать.

— А они обещают?

— Это сложный процесс. Нельзя просто прийти к ним домой и сказать: “Я знаю, что вы собираетесь убить вашу дочь. Не делайте этого!” Сначала мы собираем информацию. Если семья религиозная, с нами идет имам. Если отец работает на фабрике, просим директора нам помочь. Как-то раз нам помогал врач, лечивший бабушку. В другой раз из Анкары позвонил министр, приходившийся семье родственником. Все говорят одно: “Не нужно убивать! Есть и другие пути решения”.

6Закрыть

11 наших звезд, которые сильно похудели
11 наших звезд, которые сильно похудели
Внезапно скончался любимый сын Меладзе!
Внезапно скончался любимый сын Меладзе!
Фото людей, которые стоит увидеть
Фото людей, которые стоит увидеть
Рыжий из "Иванушек" попал в больницу
Рыжий из "Иванушек" попал в больницу
58 ненакрашенных звёзд крупным планом
58 ненакрашенных звёзд крупным планом

— И как реагируют семьи?

— Несколько дней назад я была в Вираншехире, маленькой деревеньке под Шанлыурфой. Семья велела девушке совершить самоубийство. Дядя прислал эсэмэс: “Либо ты покончишь с собой, либо умрешь в муках”. Почему? Потому что у нее в школе был парень, и он подвозил ее на машине. Для деревни это немыслимо.

— И что?

— Я всегда очень странно себя чувствую, когда приходится торговаться с семьей за жизнь их дочери. Но у меня уже есть свои приемы. Говорю, что я тоже местная. Что у моей дочери тоже есть парень, и я не собираюсь ее из-за этого убивать. Показываю фотографии в телефоне. Рассказываю, что у дочки способности к математике, а вот с турецким дела идут не очень. В этот раз отец попался на мою удочку. Начал жаловаться, что его дочери приходится учить турецкий. Что все из-за этой школы, мол, зачем курдам сдался турецкий.

Я всегда пытаюсь пробудить в них родительские чувства. Спрашиваю, сколько весила дочка при рождении. Чем болела. Какое первое слово сказала: мама или папа. Если это удается, полдела сделано.

— А в этот раз? Удалось?

— Обещали ее не трогать. Дочь поклялась возвращаться из школы со старшим братом. Хотя риск есть всегда. В прошлом году был громкий случай: муж одной женщины, Айшегюль Алпаслан, в присутствии полицейских обещал, что никогда ее пальцем не тронет. Неделю спустя он забил ее до смерти.

6
Что такое честь? Этот вопрос задала жителям восточной Турции профессор Якин Эртюрк из группы добровольцев, составляющих отчет для Программы развития ООН (ПРООН). Отчет под названием “Динамика убийств чести в Турции” — наиболее полное исследование на эту тему.

1. “Честь — это то, ради чего все мы живем. Без нее жизнь не имеет смысла”, — девушка из Шанлыурфы.

2. “Твоя честь — это твоя жена”, — мужчина, 25 лет, Стамбул. Говоря “жена”, он употребил слово helalin (тот, правом на кого ты обладаешь).

3. “Старые люди говорят, что у мужчины есть три святые вещи — конь, женщина и оружие. Честь — это обязанность женщины. Если она хочет тебе изменить, значит, ты потерял свое достоинство”, — мужчина, 39 лет, Адана.

4. “Честь для меня все… Будь у меня жена, она была бы моей честью. Моя сестра — это тоже моя честь, как и мои родственницы — дочь моего дяди и моей тети. Все, что происходит со мной и моей семьей, — это моя честь”, — мужчина, 24 года, Батман.

5. “Честная женщина должна быть привязана к дому и к своему мужу. Она не должна делать ничего, что могло бы породить сплетни. Не должна рассказывать о том, что происходит в ее доме. Она не может пойти к матери и сказать: “Мама, муж меня бьет”. Или: “Я хочу развестись”, — женщина, 25 лет, Батман.

Но лучше всего сущность понятия “честь” передал молодой человек из Стамбула: “Когда я слышу — “честь”, мне в голову приходит только женщина. Ничего больше”.

Либеральный журналист из Анкары:

— По их мнению, честь — у женщины между ног.

Профессор Эртюрк отмечает, что самые ярые радикалы, ратующие за наказание женщин, — необразованные мужчины в возрасте 16–20 лет.

7
Все начинается со сплетни. Об этом мне рассказывает курдский режиссер Мехмет Саит Алпаслан, автор фильма и пьесы о смерти Шемсе Аллак.

Сплетня возникает внезапно. Ее может породить простой взгляд или случайная улыбка, когда мимо проходит мужчина. Но иногда повод не нужен. Достаточно одному начать, а другому продолжить.

Сперва сплетня похожа на ястреба: кружит высоко над головами. С такой высоты она не причинит вреда. Иногда она улетает — значит, опасность миновала.

Но иногда она снижается. Идет к людям, питается их желчью, обидами, нищетой и завистью. Дурные люди кормят ее, пока она не наберется сил, чтобы войти в деревню.

Она входит как охотник. Жертва еще ни о чем не подозревает, но приговор уже вынесен. Сплетня, проклятие, кинжал. Убийца заточил нож.

Неважно, сколько в сплетне правды. Никому и в голову не придет проверять. Важно, что она порочит.

Сплетня гораздо важнее правды. Правда не приносит свободы. Важно только то, что говорят люди.

Мне нелегко, зная такое, гулять по Диярбакыру. Я сворачиваю в боковые улочки. Здесь у детей дырявая обувь, а их матери целыми днями сидят на крыльце и болтают. Ничего не происходит. И вдруг на горизонте возникает зеленое пятно. Оно растет, но не обретает знакомых очертаний. Поспешно подыскивается нужное слово. И находится: yabanci, иностранец.

Сначала меня окружает толпа детей. Они что-то говорят, галдят. Просят монетку, конфет, но все это скорее для смеха, чем с надеждой, что им и в самом деле что-то перепадет. Ведь наконец хоть что-то происходит. Хоть что-то приходит на смену скуке.

Их матери совсем молоденькие, им нет и двадцати. Они улыбаются. Им тоже скучно. Они бы охотно поболтали. Но в этом городе мужчина должен заговорить первым.

Надо ли мне ответить на улыбку? Хотелось бы. Я люблю такие встречи. Но именно так и рождается сплетня.

Потом кто-то обронит, что одна из женщин слишком часто или слишком широко мне улыбалась. Или смотрела на меня на пять секунд дольше, чем следовало. И неважно, насколько абсурдным будет упрек, он может стоить кому-то жизни.

Возможно, я преувеличиваю, но у меня такое чувство, что моя улыбка может убить. Я опускаю глаза и иду своей дорогой.

8
Сплетня кружила над головой Хатидже как ястреб. В центре каждой турецкой деревни есть маленькая чайная, где мужчины проводят целые дни. Абдулла шепнул нескольким знакомым, что жена Ахмета — шлюха.

— Не успел он уехать, как она меня позвала! Я с ней спал. И сегодня буду спать!

В деревнях, где неделями ничего не происходит, мужчины любят такие истории. В регионах, где добродетель важнее жизни, люди с особым любопытством слушают истории о грешниках.

Приятели Ахмета причмокивали с восхищением: çapkin seni, abi! Ну ты мужик, брат!

Затем они рассказали своим знакомым. А те своим.

Через несколько недель в деревне только об этом и говорили.

А ничего не подозревающей Хатидже приходилось каждую ночь баррикадировать двери, чтобы не дать Абдулле войти в ее комнату.

9
Нигде в мире братья так не любят своих сестер, дети родителей, а родители детей, с гордостью говорят о себе турецкие курды. Но как же тогда отцы могут убивать дочерей, а мужья жен?

Из любви.

Айтекин Сыыр, профессор психиатрии из университета в Диярбакыре, проводил на эту тему исследования. Он посетил примерно полсотни исполнителей убийств чести, отбывающих срок в тюрьме. Большинству из них предстоит просидеть за решеткой до конца жизни. Всем он задавал одни и те же вопросы.

Профессор Сыыр рассказывает:

— Убийство чести — это не преступление, совершенное в состоянии аффекта, как бывает, когда муж застает жену с другим, хватается за пистолет и стреляет. Это хорошо обдуманный поступок. Сначала собираются старейшины рода, поскольку все это происходит в клановых структурах. Обсуждают случившееся и принимают решение. Затем назначают исполнителя. Отец или муж часто не хотят соглашаться с приговором. Но со старейшинами не спорят — хуже будет. Бывало, что муж, не желающий убивать жену, погибал вместе с ней.

— Кого обычно назначают убийцей?

— Кого-то из близких родственников. Для большинства это первое убийство в жизни. Часто после содеянного они пребывают в состоянии шока.

— Что говорят?

— Что поступили правильно. Что за поругание чести семьи наказание одно — смерть. Все члены сообщества будут убеждать их в их правоте. Как защитники чести, они даже в тюремной иерархии займут высокое положение. Один из вопросов в нашей анкете звучал так: “Что бы вы сегодня сказали своей жене/сестре/дочери?” Большинство теряли самообладание. До того они говорили об убитой “эта женщина”. Теперь нужно было обращаться к ней лично. Они отвечали: “Сказал бы, что люблю ее. Что поступил так, как должен был поступить. И что знаю, что она меня понимает”.

7— Как они объясняют свой поступок?

— Я разговаривал с братом, убившим сестру, у которой был молодой человек в лицее. Обычный парень, на свободе мечтал стать шофером. Спрашиваю, действительно ли наказанием за школьный роман должна быть смерть. Он на это: “Она запятнала мою честь. Для меня честь превыше всего. Честь — это все, что у меня есть”. Думаю, что сегодня это главная причина убийств. В деревнях, где нет работы, денег и будущего, людям остается только честь. Те, кому повезло — у кого есть бизнес, деньги, перспективы, — редко убивают.

10
Халил уже понимал, что изнасилование не сойдет ему с рук. Что на карту поставлена жизнь. Он обратился за помощью к имаму. Одни говорят, что имам отказал. Другие — что имам сначала отказал, а затем послал за Халилом и братьями Шемсе и старался их помирить.

Убийца из города абрикосов. Незнакомая Турция – о чем молчат путеводители - i_004.jpg
Тем временем сплетня набиралась сил в домах крестьян из Ялыма. Люди говорили, что Шемсе сама спровоцировала Халила. Что незамужняя женщина ее возраста наверняка шлюха. А раз она шлюха, ее нужно наказать.

Сплетня уже стала сильной, как лев. Семья Шемсе на тайном собрании решила, что девушка должна умереть. По крайней мере, так сегодня говорят люди в Ялыме.

Но Халил поступил так, как не ожидал никто.

11
Убийства чести совершают почти исключительно мусульмане. Как это соотносится с исламом? Велит ли Коран убивать неверных жен?

Я ищу ответа в профсоюзе имамов округа Диярбакыр. Высокий как тополь глава профсоюза Захит Гифкуран объясняет, что тот, кто подозревает жену в измене, должен отправиться домой с четырьмя свидетелями-мужчинами. Если они застигнут любовников на месте преступления, суд назначит тем пожизненный домашний арест.

— В Коране нет ни слова о наказании смертью, — говорит имам Гифкуран. Больше ему добавить нечего, поэтому наш разговор подходит к концу. Только старенький имам, сидящий в углу зала, хочет еще что-то сказать. Его зовут Сулейман Базнабаз, и почти всю свою жизнь он прослужил в маленькой деревушке неподалеку от Диярбакыра.

— Каждая женщина знает, что может прийти ко мне, если почувствует угрозу, — говорит он. — Если ей грозит опасность, я стараюсь поговорить с ее семьей. Иногда достаточно вмешательства кого-нибудь трезвомыслящего, чтобы предотвратить преступление. Если семья религиозна, то меня обязательно послушаются.

— Что ходжа имеет в виду?

— Приведу пример. Девушка сбежала с молодым человеком. “Убьем ее!” — кричит отец. А я спрашиваю:

“А почему бы не выдать ее за него замуж?! Его семья даст вам много денег и немного земли. Честь спасена, а через несколько лет все об этом забудут. Ваш сын не сядет в тюрьму за убийство”. И они соглашаются. Другой пример: юноша использовал девушку без ее согласия.

— Изнасиловал?

— Так говорится. Ей было тринадцать лет, семья хотела ее уберечь, но об этом судачила вся деревня. Говорю: “Пожените их! Мальчик не сядет в тюрьму. Девушка выйдет из этой ситуации с честью”.

— Замуж? За насильника?!

— Сынок, я ей жизнь спас. И знаешь, что было дальше?

— Что, ходжа?

— Они друг друга полюбили. Она приходила ко мне и говорила: “Ходжа, я так счастлива”. Она уже забыла о том, что произошло.

— А бывает, что посредничество не удается?

— Был такой случай. Девушку использовал сын дяди, она забеременела. Я позвал ее жить к себе, пока родственники не договорятся. Она полгода жила со мной и моей женой. Я сказал семье, что разрешаю ему взять вторую жену. Нужно только условиться о выкупе. Юноша готов был на ней жениться. Он был из очень богатой семьи. Его отец мог за все заплатить.

— И что произошло?

— Первая жена устроила страшный скандал. Изуродовала себе лицо и сказала, что скорее умрет. Семья девушки не хотела ждать, пока родится ребенок. Они ворвались в мой дом, похитили ее и утопили.

12
Старейшины семьи Хатидже собрались поговорить о слухах, распускаемых Абдуллой. Решили, что девушка должна умереть. Впустила она его к себе или нет, об этом уже слишком много толкуют.

Ахмет был в армии. Никто ни о чем ему не сообщал. Убийцей назначили брата Хатидже, Метина.

Метин пришел рано утром, когда Хатидже доила коров. Он подошел сзади и хотел вонзить нож ей в спину. Но не смог. Ему было всего семнадцать, скотину резать ему уже доводилось, но убить человека оказалось не так-то просто.

Хатидже обернулась и увидела брата с ножом. Она не знала, почему он хочет ее убить. Но женщинам в этом регионе не обязательно знать причину. Подобные картины они видят с детства. Хатидже знала, что если ей вынесли приговор, то рано или поздно приведут его в исполнение. Она бросилась бежать.

Бежала что было сил до Диярбакыра. Восемь километров. Сама не знает, как туда добралась. В городе она пошла в полицию.

Полицейский спросил, что именно произошло.

— Мой брат хотел меня убить.

— Откуда вы знаете?

— Он стоял надо мной с ножом.

— Может, он в этот момент проходил мимо, и ему зачем-то нужен был нож?

— Нет, он пришел за мной.

— В чем вы провинились?

— Я не знаю.

— Если вы ничего дурного не сделали, то наверняка вас убивать никто не станет, — усмехнулся полицейский и велел ей возвращаться домой.

К счастью, Хатидже слышала раньше об организации Kamer. Она решила ее найти.

Это было непросто. Она никогда не ходила по городу одна. Ей никогда не доводилось искать улицу, а уж тем более организацию. Расспросы прохожих могли для нее плохо кончиться. Деревенская девушка одна на улицах города? Это странно.

Но ей повезло. В приемной добровольцы выслушали ее рассказ. Подыскали ей убежище для женщин и обещали помочь.

13
Еще недавно убийства чести считались делом семейным, в которое не следует вмешиваться. Но по всей Турции прошло несколько громких кампаний. Плакаты появились даже в самых маленьких деревушках. Помимо Kamer в одном только Диярбакыре возникло около тридцати организаций, помогающих женщинам. Сегодня почти каждая знает, куда обратиться в случае необходимости.

Правительство пытается заставить семьи посылать дочерей в школы. Жертвами убийств чести становятся прежде всего необразованные девушки. Те, кому удалось получить школьное образование, сумеют в нужный момент найти помощь. В акции “Все девочки — в школы” принимали участие даже имамы.

Но семьи, которые сочли себя опозоренными, придумали другие способы очищения.

Профессор Айтекин Сыыр говорит:

— Мы заметили, что в нашем регионе угрожающе возрастает число самоубийств среди девушек. Во всем мире с собой чаще кончают юноши. А у нас наоборот. Мы стали внимательно присматриваться к таким случаям. В Мардине застрелилась молодая женщина. Вскоре после начала расследования выяснилось, что она была левшой, а выстрел был произведен с правой стороны. Позже оказалось, что ее убил муж. В другом случае женщина покончила с собой выстрелом в затылок.

— Как это?

— Женщин убивали, а затем объявляли, что это самоубийство. Или несчастный случай. Под городом Ван трактор задавил девушку. “Несчастный случай”, — твердила семья. А когда произвели вскрытие, оказалось, что трактор проехал по ней раз сорок.

Айше Гёккан изучила все случаи самоубийств девушек из Диярбакыра в 2006 году:

— Был такой случай. Молодая жена, прежде чем ее убили, несколько раз обращалась в полицию. Говорила:

“Муж хочет меня убить”. А ее отправляли домой. Через неделю она была уже мертва. Смотрю в бумаги: самоубийство. Полиции так удобнее, потому что они сами виноваты. Проблема в том, что полицейские — из той же среды. Они носят мундиры, но в головах у них то же, что у мужа и брата такой девушки.

Айше Фиген Зейбек из организации Kamer:

— Противники вхождения Турции в Европейский союз говорят: “Они убивают девушек. Не позволим им присоединиться к ЕС”. А я говорю: “Ничто не помогло нам так, как перспектива членства в ЕС. Это спасло жизнь десяткам женщин! Мы должны войти в Евросоюз, чтобы справиться с этой проблемой!”


14
Шемсе убежала к своему насильнику Халилу. Она знала, что родные будут пытаться ее убить.

Одни говорят, что Халил ее принял, так как у него не было другого выхода. Другие — что он ее действительно любил. Он спрятал Шемсе в подвале, а ее братьям сказал, что не знает, где она. Придумал, как им обоим спастись. Ночью он вывел Шемсе в поле. Хотел обойти деревню и добраться до шоссе. Там поймать машину или сесть на автобус до Мардина. Что потом собирался делать Халил, мы не узнаем уже никогда.

Одни говорят, что деревню разбудил лай собаки. Другие — что кто-то увидел тени, крадущиеся по полям. Третьи — что братья Шемсе прятались возле дома Халила. Что-то из этого правда, потому что внезапно посреди ночи в поле появилась толпа. Сколько было людей, не удалось выяснить даже полиции. Неизвестно и то, кто первым бросил камень. Известно только, что собралось от 12 до 18 человек. Что камни бросали мужчины и пожилые женщины, а среди них вертелись дети.

Халил попытался заслонить Шемсе собственным телом. Он погиб первым.

Когда ярость остыла, люди вернулись в свои постели.

Утром солдатский патруль нашел посреди поля два тела, заваленные грудой камней.

15
Шемсе Аллак не умерла в поле. Когда солдаты откопали ее тело, она была еще жива. Она потеряла ребенка, была без сознания, но дышала. Ее отвезли в больницу в Диярбакыр. Она так и не пришла в себя. Хоронили ее члены женских организаций. На похоронах не было никого из родственников.

Деревня будто сговорилась молчать. Поэтому так и не удалось установить виновных. Братья Шемсе по-прежнему живут в Ялыме. Жена Халила только в прошлом году переехала в Стамбул.

Через три года после того побиения камнями я направляюсь в Ялым поговорить с жителями. Деревня лежит в предместьях миллионного города Мардин. При въезде гостей встречает большой голубь с оливковой ветвью в клюве.

Людям мы говорим, что нас прислал Евросоюз и что мы изучаем положение курдов. Я предпочитаю не рисковать, нескольких журналистов уже прогнали отсюда с кулаками. А с Евросоюзом здесь связаны большие надежды.

Мужчины приглашают нас на чай. У всех иссиня-черные пышные усы. Мы сидим на главной сельской площади и слушаем. В Ялыме из ста двадцати жителей работают от силы тридцать. Часть только летом, во время полевых работ. Но большинство круглый год проводит в чайной.

— Чем вы обычно занимаетесь? — спрашиваю я самых молодых, с виду им лет по тридцать.

— Ну, сидим. Чай пьем…

По-турецки они говорят плохо, поэтому моя переводчица переходит на курдский. Они оживляются: все жители деревни — курды. Но у них даже нет возможности смотреть курдское телевидение, поскольку администрация Мардина блокирует сигнал спутниковых антенн.

— Мы понимаем по-турецки. Но наши жены — нет, — говорят они.

— Какие еще проблемы у ваших жен? — спрашиваю я.

— Нет медицинского обслуживания. Врачи не говорят по-курдски. Даже надписи на лекарствах только по-турецки. Они ни в одном учреждении объясниться не могут…

— А насилие? Случается? — спрашиваю я примерно десятерых мужей-курдов. Согласно статистике, именно они чаще всего в Турции бьют своих жен.

Минутное замешательство.

— То, что происходит у людей дома, нас не касается, — отрезает один из старших.

Я набираюсь храбрости и спрашиваю, изменилось ли что-нибудь в жизни деревни после трагического события трехлетней давности.

Они совещаются, о каком событии может идти речь. Решают, что о побиении камнями.

— Нет, ничего в деревне после этого не изменилось, — коротко отвечает пожилой мужчина.

Так же считает учительница ткачества, которая ведет занятия на окраине деревни. Разговор с нами требует от нее огромного мужества. Все видели, что мы вошли в ее мастерскую.

— У меня в мастерской работают только незамужние девушки. Работающая жена — позор для мужа. Девушкам от десяти до шестнадцати лет. На следующий день после убийства Шемсе я решила, что для них это серьезная травма. И что я должна с ними об этом поговорить.

— И что?

— Я осторожно спросила: “Вы, наверное, потрясены?” А мои девочки мне в ответ: “Эта сука получила по заслугам!”

— Почему они так думают?

— Потому что она была одинокой. Потому что раз он ее изнасиловал, то наверняка она сама его спровоцировала. Мои ученицы с малых лет усвоили такой образ мыслей.

— После смерти Шемсе что-нибудь изменилось?

— Люди стали более замкнутыми. Вся Турция говорила о Ялыме как о деревне убийц. Это было первое побиение камнями за несколько десятилетий. Пресса писала, что у всех нас руки в крови.

16
Когда Ахмет вернулся из армии, Хатидже попросила девушек-добровольцев из Kamer поговорить с ним.

Ахмет не желал разговаривать. Семья сказала ему, что Хатидже сбежала с другим мужчиной.

Когда он узнал, что все это время она была в убежище для женщин, сказал лишь: “Пусть возвращается”.

И Хатидже вернулась.

Отец, мать и брат делали вид, будто ее не знают. Они не сомневались, что она переспала с Абдуллой. Ее никто даже не спросил, как все было на самом деле.

Родители жены и старейшины клана велели Ахмету убить жену. Но Ахмет поверил Хатидже. Он взбунтовался.

И превратился в человека без чести. Пекарь перестал продавать ему хлеб, хозяин чайной перестал его замечать, а люди — отвечать на его приветствие.

— Вроде ты есть, а вроде тебя и нет, — говорит сегодня Ахмет. — Как-то раз я вошел в чайную и сам налил себе чай. Подошел работник и вылил мне его на ноги. Старые женщины плевали, завидев меня. За хлебом приходилось ходить в город, восемь километров в одну сторону. А братья решили убить меня вместе с моей женой.

В это же время Абдулла почти каждый день названивал Хатидже и говорил, что она будет его — если не на этом свете, то на том.

17
Ахмет и Хатидже решили не ждать развития событий. Женские организации нашли им жилье в Диярбакыре и дали взаймы немного денег, но Ахмет сумел быстро вернуть долг. Он очень работящий.

Через несколько дней они поехали в деревню забрать последние вещи. Хатидже взяла у кого-то диктофон. Ждала звонка Абдуллы.

Он позвонил. Рассказывал, в каких позах он ее поимеет. Говорил, что она шлюха и каждый может ее трахнуть.

Хатидже решилась:

— Зачем ты всем врешь, что спал со мной? Я ни разу не впустила тебя в свою комнату!

Абдулла рассмеялся:

— И что с того? Тебя убьют, а я останусь жить. И если захочу, твоего отца и мать тоже убьют.

На следующий день Хатидже скопировала пленку с записью. Ахмет отправил копии своим родителям и родителям жены.

Через несколько дней те позвонили им на мобильный и попросили прощения. Уговаривали вернуться, мол, теперь все стало ясно.

Но Хатидже и Ахмет уже не хотели жить в родной деревне. С тех пор ни один из них не разговаривал со своими родителями.

Абдулла живет там до сих пор.

18
Девушка в белом платье стоит на сцене. С грустью смотрит на сидящих в зале и на окружающих ее людей. Один за одним они выходят на середину, и каждый произносит свою реплику.

Девушка в белом — Шемсе Аллак. Она вернулась из загробного мира и слушает своих преследователей.

— Доченька, почему я не спасла тебя?! — плачет мать. — Поверь, я хотела! Не позволили наши обычаи. Не позволил страх за собственную жизнь!

— Сестра, не думай, что я плохой человек, — кается брат. — Я убил тебя, потому что так было нужно. Потому что мы были слишком бедны, чтобы заплатить за нашу честь. Даже в тюрьме все увидели, что у меня доброе сердце. Потому и выпустили раньше срока…

Брата-убийцу сыграл режиссер и сценарист Мехмет Саит Алпаслан. Он объехал со своей труппой всю восточную Турцию. Пьесу о Шемсе часто играли в маленьких городках.

— Зрители делятся на два лагеря. Одни аплодируют, когда мать кричит: “Убейте ее! Она заслужила смерть!” Есть и такие, что рукоплещут и свистят, когда ее забрасывают камнями. Но главное, что абсолютное большинство аплодируют после слов имама: “Позвольте им жить. Аллах запрещает убивать”.

914
Шемсе убежала к своему насильнику Халилу. Она знала, что родные будут пытаться ее убить.

Одни говорят, что Халил ее принял, так как у него не было другого выхода. Другие — что он ее действительно любил. Он спрятал Шемсе в подвале, а ее братьям сказал, что не знает, где она. Придумал, как им обоим спастись. Ночью он вывел Шемсе в поле. Хотел обойти деревню и добраться до шоссе. Там поймать машину или сесть на автобус до Мардина. Что потом собирался делать Халил, мы не узнаем уже никогда.

Одни говорят, что деревню разбудил лай собаки. Другие — что кто-то увидел тени, крадущиеся по полям. Третьи — что братья Шемсе прятались возле дома Халила. Что-то из этого правда, потому что внезапно посреди ночи в поле появилась толпа. Сколько было людей, не удалось выяснить даже полиции. Неизвестно и то, кто первым бросил камень. Известно только, что собралось от 12 до 18 человек. Что камни бросали мужчины и пожилые женщины, а среди них вертелись дети.

Халил попытался заслонить Шемсе собственным телом. Он погиб первым.

Когда ярость остыла, люди вернулись в свои постели.

Утром солдатский патруль нашел посреди поля два тела, заваленные грудой камней.

15
Шемсе Аллак не умерла в поле. Когда солдаты откопали ее тело, она была еще жива. Она потеряла ребенка, была без сознания, но дышала. Ее отвезли в больницу в Диярбакыр. Она так и не пришла в себя. Хоронили ее члены женских организаций. На похоронах не было никого из родственников.

Деревня будто сговорилась молчать. Поэтому так и не удалось установить виновных. Братья Шемсе по-прежнему живут в Ялыме. Жена Халила только в прошлом году переехала в Стамбул.

Через три года после того побиения камнями я направляюсь в Ялым поговорить с жителями. Деревня лежит в предместьях миллионного города Мардин. При въезде гостей встречает большой голубь с оливковой ветвью в клюве.

Людям мы говорим, что нас прислал Евросоюз и что мы изучаем положение курдов. Я предпочитаю не рисковать, нескольких журналистов уже прогнали отсюда с кулаками. А с Евросоюзом здесь связаны большие надежды.

Мужчины приглашают нас на чай. У всех иссиня-черные пышные усы. Мы сидим на главной сельской площади и слушаем. В Ялыме из ста двадцати жителей работают от силы тридцать. Часть только летом, во время полевых работ. Но большинство круглый год проводит в чайной.

— Чем вы обычно занимаетесь? — спрашиваю я самых молодых, с виду им лет по тридцать.

— Ну, сидим. Чай пьем…

По-турецки они говорят плохо, поэтому моя переводчица переходит на курдский. Они оживляются: все жители деревни — курды. Но у них даже нет возможности смотреть курдское телевидение, поскольку администрация Мардина блокирует сигнал спутниковых антенн.

— Мы понимаем по-турецки. Но наши жены — нет, — говорят они.

— Какие еще проблемы у ваших жен? — спрашиваю я.

— Нет медицинского обслуживания. Врачи не говорят по-курдски. Даже надписи на лекарствах только по-турецки. Они ни в одном учреждении объясниться не могут…

— А насилие? Случается? — спрашиваю я примерно десятерых мужей-курдов. Согласно статистике, именно они чаще всего в Турции бьют своих жен.

Минутное замешательство.

— То, что происходит у людей дома, нас не касается, — отрезает один из старших.

Я набираюсь храбрости и спрашиваю, изменилось ли что-нибудь в жизни деревни после трагического события трехлетней давности.

Они совещаются, о каком событии может идти речь. Решают, что о побиении камнями.

— Нет, ничего в деревне после этого не изменилось, — коротко отвечает пожилой мужчина.

Так же считает учительница ткачества, которая ведет занятия на окраине деревни. Разговор с нами требует от нее огромного мужества. Все видели, что мы вошли в ее мастерскую.

— У меня в мастерской работают только незамужние девушки. Работающая жена — позор для мужа. Девушкам от десяти до шестнадцати лет. На следующий день после убийства Шемсе я решила, что для них это серьезная травма. И что я должна с ними об этом поговорить.

— И что?

— Я осторожно спросила: “Вы, наверное, потрясены?” А мои девочки мне в ответ: “Эта сука получила по заслугам!”

— Почему они так думают?

— Потому что она была одинокой. Потому что раз он ее изнасиловал, то наверняка она сама его спровоцировала. Мои ученицы с малых лет усвоили такой образ мыслей.

— После смерти Шемсе что-нибудь изменилось?

— Люди стали более замкнутыми. Вся Турция говорила о Ялыме как о деревне убийц. Это было первое побиение камнями за несколько десятилетий. Пресса писала, что у всех нас руки в крови.

16
Когда Ахмет вернулся из армии, Хатидже попросила девушек-добровольцев из Kamer поговорить с ним.

Ахмет не желал разговаривать. Семья сказала ему, что Хатидже сбежала с другим мужчиной.

Когда он узнал, что все это время она была в убежище для женщин, сказал лишь: “Пусть возвращается”.

И Хатидже вернулась.

Отец, мать и брат делали вид, будто ее не знают. Они не сомневались, что она переспала с Абдуллой. Ее никто даже не спросил, как все было на самом деле.

Родители жены и старейшины клана велели Ахмету убить жену. Но Ахмет поверил Хатидже. Он взбунтовался.

И превратился в человека без чести. Пекарь перестал продавать ему хлеб, хозяин чайной перестал его замечать, а люди — отвечать на его приветствие.

— Вроде ты есть, а вроде тебя и нет, — говорит сегодня Ахмет. — Как-то раз я вошел в чайную и сам налил себе чай. Подошел работник и вылил мне его на ноги. Старые женщины плевали, завидев меня. За хлебом приходилось ходить в город, восемь километров в одну сторону. А братья решили убить меня вместе с моей женой.

В это же время Абдулла почти каждый день названивал Хатидже и говорил, что она будет его — если не на этом свете, то на том.

17
Ахмет и Хатидже решили не ждать развития событий. Женские организации нашли им жилье в Диярбакыре и дали взаймы немного денег, но Ахмет сумел быстро вернуть долг. Он очень работящий.

Через несколько дней они поехали в деревню забрать последние вещи. Хатидже взяла у кого-то диктофон. Ждала звонка Абдуллы.

Он позвонил. Рассказывал, в каких позах он ее поимеет. Говорил, что она шлюха и каждый может ее трахнуть.

Хатидже решилась:

— Зачем ты всем врешь, что спал со мной? Я ни разу не впустила тебя в свою комнату!

Абдулла рассмеялся:

— И что с того? Тебя убьют, а я останусь жить. И если захочу, твоего отца и мать тоже убьют.

На следующий день Хатидже скопировала пленку с записью. Ахмет отправил копии своим родителям и родителям жены.

Через несколько дней те позвонили им на мобильный и попросили прощения. Уговаривали вернуться, мол, теперь все стало ясно.

Но Хатидже и Ахмет уже не хотели жить в родной деревне. С тех пор ни один из них не разговаривал со своими родителями.

Абдулла живет там до сих пор.

18
Девушка в белом платье стоит на сцене. С грустью смотрит на сидящих в зале и на окружающих ее людей. Один за одним они выходят на середину, и каждый произносит свою реплику.

Девушка в белом — Шемсе Аллак. Она вернулась из загробного мира и слушает своих преследователей.

— Доченька, почему я не спасла тебя?! — плачет мать. — Поверь, я хотела! Не позволили наши обычаи. Не позволил страх за собственную жизнь!

— Сестра, не думай, что я плохой человек, — кается брат. — Я убил тебя, потому что так было нужно. Потому что мы были слишком бедны, чтобы заплатить за нашу честь. Даже в тюрьме все увидели, что у меня доброе сердце. Потому и выпустили раньше срока…

Брата-убийцу сыграл режиссер и сценарист Мехмет Саит Алпаслан. Он объехал со своей труппой всю восточную Турцию. Пьесу о Шемсе часто играли в маленьких городках.

— Зрители делятся на два лагеря. Одни аплодируют, когда мать кричит: “Убейте ее! Она заслужила смерть!” Есть и такие, что рукоплещут и свистят, когда ее забрасывают камнями. Но главное, что абсолютное большинство аплодируют после слов имама: “Позвольте им жить. Аллах запрещает убивать”.
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
элиза
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 19785
Зарегистрирован: 16 ноя 2013, 20:41
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#74 Сообщение элиза » 30 ноя 2015, 17:11

Турецкая писательница Элиф Шафак получила международное признание трогательными романами о любви и непонимании, в которых сплелись воедино мотивы Востока и Запада. Две сестры-близнеца родились в селе на границе Турции и Сирии, где девушек ценят за чистоту и послушание, где неподобающее поведение женщин может послужить поводом для убийства во имя чести. Ведь честь зачастую — это единственное, что осталось у мужчины-бедняка. Одна из сестер — Джамиля — становится местной повитухой, а вторая — Пимби — выходит замуж и уезжает с мужем в Лондон. Но жизнь в Англии не складывается. Эдим, муж Пимби, уходит от нее. От одиночества и неустроенности Пимби бросается в объятия другого мужчины. И ставший после ухода отца старшим в семье, сын героини Искен дер понимает, что должен вступиться за честь семьи. Но понимает он и то, что может причинить боль человеку, которого любит всем сердцем… Впервые на русском языке!
Роман Честь
Я бесконечное множество раз мечтала, как убью его. Строила хитроумные планы, в которых расправлялась с ним с помощью револьвера или яда. Но больше всего мне нравилось представлять, как я убиваю его ударом ножа с выкидным лезвием, одним стремительным взмахом восстанавливая справедливость. Не менее часто я мечтала, как прощу его, искренне и бесповоротно. Впрочем, ни одному из этих мечтаний не суждено было сбыться.

Я читала 40 правил любви,эта писательница умная, популярна в мире, много книг переведено на иностранные языки, моя подруга из Италии читала.
http://www.litmir.co/a/?id=64473
Зрители на дешёвых местах могут похлопать, остальные могут потрясти бриллиантами.


Изображение

Аватара пользователя
Капа
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 5714
Зарегистрирован: 25 дек 2013, 19:46
Репутация: 5
Откуда: Нижний Новгород

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#75 Сообщение Капа » 01 дек 2015, 11:26

Начала читать ЧЕСТЬ. Стиль Дарьи Донцовой, без литературных изысков, но, конечно, получаешь больше знаний о том, что творится в голове у переселенцев. Книга читается легко. Мне сейчас то, что надо.
Увидев вас всего лишь только раз,
Во мне открылся мир неповторимый.
Я вас люблю, я думаю о вас,
И повторяю в мыслях ваше имя.

Аватара пользователя
Капа
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 5714
Зарегистрирован: 25 дек 2013, 19:46
Репутация: 5
Откуда: Нижний Новгород

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#76 Сообщение Капа » 03 дек 2015, 16:22

Сейчас читаю 40 правил любви. Напоминает Орхана Памука, особенно МЕНЯ ЗОВУТ КРАСНЫЙ. Его шедевр ЧЕРНАЯ КНИГА мне непонятен, я домучила ее или себя fft , ничего толком не поняла о скитаниях главного героя. Зачем, почему? Надеюсь, что эта книга Элиф Шафак будет более доступна моим уму и сердцу
Увидев вас всего лишь только раз,

Во мне открылся мир неповторимый.

Я вас люблю, я думаю о вас,

И повторяю в мыслях ваше имя.

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#77 Сообщение Лёля » 03 дек 2015, 18:36

Здорово. Я "40 правил любви" прочитала по элизкиной наводке. Нормально так. Не шедевр, но вполне себе читабельно, читала с интересом. Хотела отписаться, да меня куда-то , как часто бывает, унесло.))) "Честь" себе тоже захомячила. Дочитаю ту, что я тебе кинула про психопатии, и прочту. Получиться, так и отпишусь. А с Памуком у меня роман на складывается никак, по- прежнему у меня в активе "Биография Стамбула" и " Джевдет-бей.." остальное никак не идет))) Чет, наверно, он не мой или я до него не созрела. Все время чувствую какую-то у него недоговоренность...
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..

Аватара пользователя
Капа
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 5714
Зарегистрирован: 25 дек 2013, 19:46
Репутация: 5
Откуда: Нижний Новгород

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#78 Сообщение Капа » 03 дек 2015, 20:47

Лёля писал(а):Дочитаю ту, что я тебе кинула про психопатии,

ffЛёльк, я напрочь забыла про нее sll Куда ссыль кинула, а? Напомни склеротику, плиз. Ребенок мне привез Предисловие к Достоевскому jj . Очередная попытка-пытка? tpr :unos:
Увидев вас всего лишь только раз,

Во мне открылся мир неповторимый.

Я вас люблю, я думаю о вас,

И повторяю в мыслях ваше имя.

Аватара пользователя
Лора
Заслуженный Энгинист
Сообщения: 862
Зарегистрирован: 25 окт 2015, 15:16
Репутация: 0
Откуда: Россия

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#79 Сообщение Лора » 03 дек 2015, 23:41

Не могу понять принцип построения этой темы. Пишет сюда в основном Леля. Получается, что она книги рекомендует, остальные читают и выкладывают комментарии. Так? Или не так?

Аватара пользователя
Лёля
Всем энгинистам Энгинист
Сообщения: 17688
Зарегистрирован: 18 ноя 2013, 13:04
Репутация: 5

Re: Книги турецких писателей и книги о Турции

#80 Сообщение Лёля » 04 дек 2015, 04:09

Лора
да нет никакого особого формата. Когда я поняла, что хочу про Турцию знать побольше, стала искать книги о Турции и соответственно книги турецких писателей. Наблюдалась явная нехватка материала))) Форум этот тогда открылся практически заново, вот я и создала тему, стала собирать сюда все, что прочитала по ней.))) Сейчас книг побольше стало, захомячено из сети много, но не прочитано еще))) Особо пылких разговоров о турецкой литературе у нас тут не наблюдается))) так...иногда...Единственное, чего не хотелось бы...так это разговоров про все книги вообще))) просто тогда потеряется смысл темы.
Есть границы между странами, но нет границ между сердцами...
Ülkeler arasında sınırlar vardır ama kalpler arasında sınır yoktur..


Вернуться в «Турецкий язык и литература»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость